«Приключения Эрика»

Автор: ArcheAgeOn

Увлекательная история приключений путешественника Эрика в Архейдж (Дневник Эрика):

Страницы дневника Эрика (и переплеты) можно найти в точках получения достижений по исследованию Западного Материка, а также при открытии затонувших грузов (только страницы). 


Первая тетрадь Эрика

1

Когда я был мальчишкой, у меня было двое лучших друзей: Рона и Майлс.
И трепки, и лакомства — мы все делили на троих и думали, что так будет всегда. Разве есть на свете такая сила, чтобы разрушить нашу дружбу?

2

А то как же. Любовь.
Тем летом я увидел Рону будто впервые: не девчонка с разбитыми перепачканными коленками, а красивая взрослая девушка. Сперва я держался, а потом по секрету сообщил Майлсу, что влюбился в Рону.
И что же? Оказалось, он тоже в нее влюблен.

Рона в Архейдж

3

Конечно же, мы поклялись ничего не говорить Роне, потому что иначе ей пришлось бы выбирать, и нашей дружбе пришел бы конец.
Я честно молчал.
А Майлс тайком признался ей в любви.

Майлс в Архейдж

4

Она приняла его предложение. Я чуть не умер. Мне было так больно и обидно — за мою любовь, за нашу дружбу — что я начал избегать Рону и Майлса.
Впрочем, на свадьбу я все же пришел. Друзья детства, как-никак. Лучшие друзья. Проходя мимо меня к алтарю, Рона внезапно повернула голову и посмотрела мне в глаза с такой тоской и болью, что у меня сердце в пятки ушло. А еще через пять минут она стала женой Майлса.

5

Ну и зачем мне было оставаться в деревне? Я хотел оказаться как можно дальше от Роны и Майлса. Я наспех собрал котомку и двинулся в путь — глядишь, новые места и новые люди помогут мне забыть и друга, и любимую.

6

Что ж, скучать мне не пришлось, что правда. Мили не прошел, как на меня напал медведь. Пришлось бросить ему котомку и, пока он потрошил ее содержимое, уносить ноги.
Уносил я их так усердно, что угодил прямиком в лапы разбойникам.
Обобрали меня до нитки, спасибо, что не убили.
Словом, едва выйдя из дому, я оказался без денег, без вещей и даже без одежды.

Медведь в АрхейджШайка Вельфа в Архейдж

7

Я добрался до ближайшей деревни и нанялся в пастухи. Работа была привычной и не сказать, чтобы трудной. Солнце, свежий воздух, никаких забот в голове — именно это мне и было нужно.

Работал пастухом в Архейдж

8

Скопив денег, я отправился дальше — к вратам Солриона. Мне всегда хотелось их увидеть. Говорят, жители Престола Полумесяца отказались нанимать каменщиков и возвели их в память о любимом короле своими руками. Трудились все — от пастухов до герцогов, от мала до велика.
Смотришь на эти врата — и охотно веришь, что для нас, нуиан, нет ничего невозможного.

Врата Солриона в Архейдж

9

Мне ужасно захотелось забраться на вершину врат, и я стал карабкаться вверх, хватаясь за каменные выступы. Зеваки всполошились, начали кричать — слезай, дескать, а я лез и лез, пока не очутился на самом верху.

10

Я огляделся вокруг, и у меня дух захватило. На западе поднимались шпили Престола Полумесяца, а на востоке простирались бескрайние поля. Вдали виднелись высоки горы, густые леса, ленты рек... Я, простой деревенский мальчишка, даже не думал, что мир так огромен!
И я твердо решил, что обойду его весь — от края до края.

Шпили престола полумесяца в АрхейджВосток полуострова Солрид в Архейдж


Вторая тетрадь Эрика

11

Мне было все равно, с чего начать, и я решил — начну со странной реки, которую приметил еще с высоты, будто коровье молоко. Она так и звалась — Молочная река. Мне страшно захотелось узнать, почему она такого цвета.
Сразу скажу — ничего я не узнал. Я прошел вверх по течению до самого истока, водопадом полюбовался — врать не стану, красивый водопад — и зачерпнул воды из ручейка, откуда она брала начало. Ручеек как ручеек. Ничего не понятно!

Молочная река в Архейдж

12

Отдохнул я, в общем, и двинулся в холмы Лилиот. То есть это я потом узнал, что они называются Лилиот. А тогда они для меня были холмы как холмы.
И вот там — мама дорогая! — я встретил первого в своей жизни эльфа. Раньше я думал, что красивее всех на свете Рона, но этой эльфийке моя бывшая любовь разве что в служанки годилась.

13

В общем, стою я, разинув рот, и понимаю, что выгляжу дурак дураком. Спрашиваю, как ее зовут. И она мне так кокетливо: «Барвина».
И тогда, чтобы скрыть неловкость, я набираю побольше воздуха и делаю этой Барвине самое непристойное предложение, которое только слышали холмы Лилиот.

Барвина в Архейдж

14

Ответила она мне достойно — лучшей оплеухой из всех, что мне до тех пор перепадали.
Конюх Хейган, которому я потом пересказал эту историю, долго хохотал и заявил, что я еще легко отделался — мог и стрелу в бок получить.

Конюх Хейган в Архейдж

15

С эльфами мне после этого связываться как-то расхотелось, и я пошел к горе, которая стеной поднималась на севере. Хребет Таррен — так она называлась. Ее пики даже самым жарким летом покрывает снег.
И знаете, скажу я вам, горы красивее я не видел ни до, ни после.

Гора Таррен в Архейдж

16

По пути я постучался в крепость герцога Ронвена — пода-айте на пропитание бедному страннику! — и меня приютил его садовник, Гарднер. Словоохотливый оказался тип. Весь вечер потчевал меня байками — одна занятнее другой.
С его слов выходило, что где-то на хребте Таррен есть пещера, в которой предки герцога Ронвена спрятали золото, опасаясь набега, и рассказали об этом в завещании, но точное место не назвали, и эту пещеру так никто и не нашел.

Крепость герцога Ронвена в АрхейджСадовник Гарднер в Архейдж

17

Я потом полночи ворочался — все представлял, как отыщу эту пещеру и стану богачом. Едва дождался, чтобы опять двинуться в путь.
Я, деревенский остолоп, тогда еще совсем не умел определять расстояние на глаз, и мне казалось, что хребет совсем близко — рукой подать. Но прошел час, другой, затем и вечер настал, а гора так и осталась на горизонте и, кажется, даже в размерах не увеличилась. Потом меня догнал человек, по вижу священник, и принялся уговаривать вступить в орден Дауты. Я долго отнекивался, и он в конце концов отстал. Сказал только, что если я передумаю, их деревня рядышком, в холмах.

Последователи Дауты в Архейдж

18

Эге, решил я, в ту деревню мы не пойдем, а пойдем мы совсем в другую сторону. В другой стороне оказалась дорога, снабженная указателем: «В Риджроу». Я подумал, что там наверняка найдутся добрые люди, готовые приютить усталого путника. И так мне эта мысль понравилась, что я прямо-таки припустил по дороге.
Иду я, иду — и вдруг слышу детский плач. Смотрю — у обочины сидит мальчонка, худющий, как скелет, и слезы грязным кулаком по лицу размазывает.

Указатель в Риджроу в АрхейджМальчишка у Риджроу в Архейдж

19

Этот мальчонка — Корбин — жил в Риджроу. А потом на нее напали орки и всех перебили. Только Корбин сумел спрятаться. Когда орки ушли, он вспомнил, как мама и папа говорили ему о добром герцоге Ронвене, который, мол, защитит их от любой беды. Ага, защитил, как же. Но ребенок решил: раз дяденька добрый, значит, накормит и приютит.
В общем, развязал я мешок и отдал пацаненку все, что у меня было — краюху хлеба и ломоть мяса, которые мне завернул с собой садовник. Тут-то меня и осенило. Поутру мы с Корбином развернулись и потопали в герцогову крепость. Гарднер нас с радостью принял и сказал, что давно мечтал о помощнике, тем более таком смышленом. Корбин аж зарделся, услышав похвалу.

20

У подножия хребта добрый герцог Ронвен держит рудники. Часть из них уже давно выработана, и теперь там собираются — кто бы вы думали? — правильно, служители Дауты. Похоже, эти милейшие люди решили основательно поселиться в холмах Лилиот. Мне одно интересно — как они умудряются докричаться до своей морской богини из-под земли?

Последователи ордена Дауты в рудниках Архейдж


Третья тетрадь Эрика

21

Значит, так. Таррен. Чтобы вы представляли себе: высоченная гора, на треть покрытая снегом и льдом, совершенно неприступная с виду. Я вбил себе в голову, что раз пещеру с сокровищами до сих пор не нашли, значит, она должна быть у самой вершины, потому что старый герцог наверняка был не дурак и знал, что горы только кажутся безлюдными, а на самом деле в них полным-полно и разбойников, и отшельников, и просто любопытствующих вроде меня.

Таррен в Архейдж

22

Дело было за малым — вскарабкаться на эту самую вершину. А это оказалось потруднее, чем лезть на врата Солриона. Там-то я наглостью взял, а тут одной наглости могло не хватить.

23

Прикинул я и понял — нужно снаряжение. А где его взять? Не у герцога же просить, в самом деле. Тут-то мне бы затею и бросить, но перед глазами заманчиво стояли сундуки с золотом. Словом, нанялся я забойщиком на рудники. Почему забойщиком? Умные люди подсказали: надсмотрщик отвернется и не заметит, что ты нашел алмаз, можно добычу припрятать и скупщикам продать. Случай представился только месяц спустя, но я его не упустил.

24

В общем, еще через пару недель я был готов к восхождению на пик.
Надо было видеть лицо кузнеца Дугласа из Ронвентона, когда я пришел к нему и попросил забить мне в ботинки по паре десятком самых длинных гвоздей — острием наружу, не вовнутрь. А еще я заказал железные колья и — это уже у лавочницы Брины — самую длинную веревку, которая только была в деревне. Кажется, они решили, что я совсем того. Но я-то знал, что делаю.

Кузнец Дуглас в АрхейджБрина в Архейдж

25

В общем, вбил я колышек в ледяную стену, обмотал веревкой, подтянулся, шипами на ботинках уперся — и, знаете, дело-то пошло. Потихоньку, полегоньку — вот уже и половина пути позади, и вершина виднеется, главное, вниз не смотреть.

26

А когда, казалось, до сокровища уже рукой подать, веревка меня подвела. Кончилась веревка. И что теперь? Позорный спуск? Я сдуру посмотрел вниз, и у меня закружилась голова. Ладони вспотели, и я почувствовал, что сейчас выпущу эту проклятую веревку.

27

И тут, знаете, вся жизнь пронеслась у меня перед глазами. И Рона, и Майлс, и как я карабкался на врата Солриона. И вот что я понял — мне тогда все удается, когда я наглостью беру. Нахрапом. А если начинаю думать и сомневаться, кто-нибудь меня непременно обходит. Как вот Майлс.

28

И такая злость меня взяла, когда я представил, что такой вот Майлс найдет мое сокровище первым, что я мигом перестал бояться. И ветер вроде бы уже не так сильно дул, и вершина казалась ближе, и сил будто прибавилось.

29

Нет веревки? Ну и шут с ней, с веревкой. Колышки-то вот они, целый запас. Вбивай да лезь. А сорвусь — значит, судьба такая.

30

На вершину я взлетел, как птица. Нет. скорее как кошка, которая стрелой взвивается на дерево, услыхав собачий лай. Рухнул на колени, перевел дух, посмотрел по сторонам... и такой смех меня разобрал, что я добрых пять минут остановиться не мог.
Голая скала — ни пещеры, ни выемки. С чего же это я взял, что герцог полезет сюда, чтобы спрятать сокровища?


Четвертая тетрадь Эрика

31

В общем, отдышался я и решил, прежде чем спускаться, посмотреть на мир с такой высоты, с какой его даже птицы не видят.

32

С верхушки врат Солриона мир казался мне необъятным, не видать ни конца, ни края. А теперь он будто съежился, свернулся и весь поместился у моих ног. И я стою на ним, словно сказочный великан, и любая гора мне по колено, и любое дело по плечу.

33

Вот тогда-то я и вспомнил о Барвине, эльфийке с тяжелой рукой. Что ж, думаю, сокровища мне отыскать не удалось, так попробую завоевать принцессу. Мало ли сказок, где пастух становится королем? А я, тем более, уже давно не пастух, а герой и покоритель неприступных вершин.

34

В общем, пришел я туда, где ее в первый раз увидел, и стою, дожидаюсь. Смотрю, идет. Увидела меня — сразу за лук схватилась. Я ей — подожди, мол, я ведь извиниться пришел. Извинения она приняла и рассказ о моих приключениях выслушала. Даже вроде бы с интересом.

35

Словом, все неплохо шло, пока я не предложил ей стать моей женой. Тут она расхохоталась и говорит: не бывало, мол, такого и не будет, чтобы эльфийка вышла замуж за простого смертного. А я к тому времени уже и сам понял, что глупость делаю — ведь мне не Барвина была нужна, это я себе доказать хотел, что для меня в мире нет невозможного. Но для виду обиделся и сказал, что она еще будет локти кусать, когда я найду себе не какую-то девчонку из холмов Лилиот, а самую настоящую принцессую

36

Еще пацаном я слыхал о земле Говорящих Камней и с тех пор загорелся узнать, правда там, что ли, камни разговаривают. Так что мой маршрут был определен. Ну, а по пути я снова столкнулся с разбойничьей шайкой.
Другой уже.
Только теперь я был не деревенский простачок, а опытный искатель приключений. Не на того напали! Они мне: выворачивай карманы, а я: ага, мол, ждите — и кулаком в челюсть. Ну, а потом все отчего-то потемнело, и очнулся я в канаве, без денег и котомки.

Разбойники земли говорящих камней в Архейдж

37

Эти разбойники меня, наверное, от души дубиной отходили, потому что из канавы я выбирался ползком. Сам не помню, как добрел до лагеря Ройстера. Капитан Грон принял меня вполне участливо, выслушал, а потом сказал, что я сам виноват — надо было, мол, сразу им деньги отдать, беды бы и не было. И ох как мне у него искорка в глазах не понравилась — будто он заранее обо всем знал и давно с разбойниками в сговоре.

Лагерь Ройстера в АрхейджКапитан Грон в лагере Ройстера в Архейдж

38

Прошелся по лагерю, смотрю — солдаты-то бездельничают. Кто на травке греется, кто у костра байки травит. У нас в деревне таких бы быстро приструнили и к делу приставили. В сговоре капитан с разбойниками или нет, только живется им тут вольготнее некуда — ловить их никто не собирается.

Солдаты-бездельники в Архейдж

39

В общем, понял я, что пора снова на работу наниматься. Поблизости как раз каменоломня оказалась. Меня туг же и взяли. Бригадир только глаза вылупил, что я сам пришел, а не по принуждению.
Тут, в общем-то, и рассказывать нечего — каменоломня как каменоломня, за день так молотком намашешься, что с ног валишься и спишь без снов, пока за плечо не тронут: мол, обратно в карьер пора. Зато деньжат скопил.

Каменоломня в Архейдж

40

Дошел я все-таки до земли Говорящих Камней. Дошел — и, честно сказать, недобрым словом помянул тех, кто мне в детстве сказками о ней голову вскружил. Ну, равнина. Ну, песок. Ну, камни. Вот разве что жара — такая, что хочется спрятаться под ближайший булыжник и не вылезать, пока солнце не сядет.


Пятая тетрадь Эрика

41

А тут еще и песчаная буря поднялась. Замотал я голову курткой, чтоб не задохнуться от пыли, скрючился за валуном, и тут нахлынуло на меня нехорошее чувство: будто пока сижу я, слепой, как крот, и совершенно беспомощный, ко мне приближается что-то громадное и очень голодное...

42

Сижу я, ругаю себя — мол, последний разум, дурень, потерял, да откуда в этой пустыне чудовищам взяться, все давно передохли на такой-то жаре, — а страх не отступает, только сильнее становится. Чтобы успокоиться, рискнул. Сдвинул куртку так, чтобы махонькая щелочка открылась. И вижу я в эту щелочку, что приближается ко мне гигантская скала. Тут-то я и завопил и что было силы.

43

Бросил куртку — и наутек. А чудовище взревело — и за мной припустило. Я таких в книжках видел. Големами называются. Мне сразу картинка вспомнилась, как такой вот голем скручивает человека, выжимает, будто хозяйка — мокрое полотенце. И так мне, знаете ли, не захотелось на месте этого полотенца очутиться, что я помчался, как никогда в жизни не мчался.

Голем с коменоломни в Архейдж

44

Начал я понемногу отрываться от этого голема и, наверное, оторвался бы, но тут под ноги подвернулся треклятый камень. Зацепился я за него и рухнул плашмя на песок, аж в глазах потемнело. Чувствую — не встать. Все, думаю, вот теперь поминай, как звали.

45
Лежу, готовлюсь к смерти. Десять секунд готовлюсь, двадцать, минуту — а она что-то не спешит. Никто не рвет меня на части, не грызет, не выжимает, как хозяйка тряпку. Поднимаю голову и вижу: рыцарь в сверкающих доспехах бьется с моим големом, вьется вокруг него серебристой молнией, и, похоже, начинает одолевать. Все, думаю, конец, видения начались. А дальше — темнота.
46
Пришел я в себя. Голова трещит, все тело ноет, а вокруг по-прежнему тьма. И потрескивает что-то. Приподнимаюсь с земли, вижу — костер. А у него давешний сверкающий рыцарь, только без шлема. И без шлема этот рыцарь еще ослепительнее кажется, потому что теперь видно, что это девушка потрясающей красоты. Куда там Барвине.

47

Встал я на ноги — всего шатает и бок будто ножами режет. Похоже, сломал я все-таки пару ребер, когда на песке растянулся. Стараясь не морщиться, отвешиваю поклон и спрашиваю, как же зовут мою нежданную спасительницу. А она спокойно так отвечает: Мэриан Вейрдвинд из Дома Вейрдвинд.
Я чуть не упал.

Мэриан из Вейрдвинд в Архейдж

48

Тут мне, пожалуй, нужно прервать рассказ и кое-что объяснить. Королеву Двух Корон испокон веков выбирали среди наследниц трех Великих Домов Мэрианхольда: Норьетт, Тристе и Вейрдвинд. Старшим дочерям этих семей, будущим правительницам, всегда давали одно и то же имя. Мэриан.
Передо мной сидела будущая королева.

49

Я, конечно, от удивления и благоговения язык проглотил. Да и она начинать разговор не спешила. Так мы и молчали, разделенные костром, и внезапно мне это молчание до ужаса неприличным показалось. Ну, то есть, молчать хорошо с человеком, если между вами уже все сказано и с полуслова понятно, а тут мы сидели в темноте, будто заговорщики или, того хуже, тайные любовники. В общем, открыл я рот и говорю: звать меня Эриком, и родом я из крохотной деревушки на краю света, а судьба моя так-то и так сложилась...

50

Слово за слово, рассказал я Мэриан всю историю моей жизни — от начала и до конца. Про Рону и Майлса. Про Барвину. Про то, как я на гору взбирался и как хохотал, когда понял, что сокровищ там отродясь не бывало. Как вкалывал на руднике и каменоломне. Как сдуру потащился в пустыню, потому что очень уж любопытно было на говорящие камни поглядеть...


Шестая тетрадь Эрика

51

А она совсем на меня не смотрела, глядела в огонь и только хмурилась время от времени — это когда я про сожженную орками деревню ей рассказал, про сектантов в заброшенных рудниках и про солдат лентяев. На заметку, видать, брала. Сразу видно — будущая королева.

52

Закончил я рассказ, замолчал. Тишина стоит, только ветки в костре потрескивают. Я уже думал вежливо пожелать Мэриан спокойной ночи и спать укладываться, а она вдруг подняла на меня глаза и говорит: «Я тебя, Эрик, выслушала, а теперь и ты, пожалуйста, выслушай меня, потому что поделиться мне больше не с кем».
Я опешил и только кивнул, а она, медленно выбирая слова, повела рассказ.

53

С самого детства ее готовили стать королевой.
Мэриан знала, что это не только высочайшая честь, но и высочайшая ответственность. Она послушно училась всему, что положено знать правительнице. У нее не возникало не то что желания изменить судьбу — даже мысли о том, что это возможно.

54

Я спросил, где же она научилась так сражаться. Вроде бы размахивание двуручным мечом не входит в число обязательных навыков девиц из благородных семей.
Спросил — и осекся: ну, думаю, сейчас влетит мне за дерзость. Но Мэриан нисколько не разгневалась, а спокойно объяснила, что жрецы любят сталкивать претенденток на престол в поединке, так что соперницам с детства нанимают лучших учителей в королевстве.

55

И она, конечно же, достигла совершенства в искусстве владения мечом — как, впрочем, во всем, чем занималась. Так уж она была воспитана.

56

На языке у меня уже вертелся вопрос, как же будущая королева оказалась одна-одинешенька в пустыне, где бродят големы, но Мэриан как раз подошла к этому сама.
У королев редко бывают настоящие подруги. Мэриан повезло — у нее была Кейт. Не наследница знатного дома, не королевская фрейлина, а простая служанка. И когда Мэриан стала достаточно взрослой, чтобы самостоятельно распоряжаться слугами, она сразу же подарила Кейт свободу, так-то.

57

Первым делом Кейт отправилась навестить родню в дальней деревне, да так оттуда и не вернулась. А полгода спустя Мэриан получила от нее письмо. Кейт рассказывала, что встретила простого крестьянского парня по имени Уильям, полюбила его больше жизни и готовится к свадьбе.

Кейт в АрхейджУильям в Архейдж

58

При этом известии Мэриан отчего-то взгрустнулось. Наверное, от мысли о том, что она потеряла лучшую подругу. А может быть, и нет.
Кейт ей писала — сначала часто, с потом все реже и реже. И письма стали какими-то короткими и не слишком веселыми.
Последнее и вовсе звучало мольбой о помощи. И Мэриан решилась. Под покровом ночи она надела латы, взяла меч, тайным ходом вышла из замка и направилась в сторону Сэндхевена.

Сэндхевен в Архейдж

59

Мэриан убеждала себя, что ее побег был продиктован долгом и заботой о подданных. Но с тем же успехом она могла отправить в деревню отряд солдат. Нет, тут было другое. Ночами, глядя в пламя костра, она признавалась себе: ей захотелось узнать, что такое свобода. Хотя бы напоследок, ведь до выборов королевы оставалось совсем мало времени.
Вот такую историю рассказала мне той ночью Мэриан, наследница Великого Дома Вейрдвинд.

60

В Сэндхевене явно творилось неладное, и мне совершенно не хотелось, чтобы Мэриан отправлялась туда в одиночку. Взять меня в провожатые она бы, ясное дело, отказалась — не тот характер. И я пошел на хитрость: схватился за голову, заохал и брякнулся на землю, будто у меня сотрясение и один я пропаду. Тогда она сама вызвалась проводить меня до деревни, а мне только этого и нужно было.


Седьмая тетрадь Эрика

61

Ну и, конечно же, я оказался прав. Едва мы вошли в деревню, Мэриан на шею бросилась девица — довольно симпатичная, даром что зареванная.
Мэриан обняла ее, стала успокаивать и расспрашивать — словом, ясно стало, что это и есть та самая Кейт.
Сквозь всхлипы и рыдания мне удалось разобрать, что в деревню зачастили наведываться разбойники, и что их главарь пригрозил: если кто пожалуется властям, будет тут же вздернут на суку вместе со всей семьей.

Сэндхевен в Архейдж

62

Ну, Кейт и молчала, пока не случилось страшное. Разбойники схватили Мартина, их с Уильямом сынишку. Услыхав крики жены, Уильям бросился на негодяев с вилами, но куда там крестьянину против целой шайки отъявленных головорезов... Словом, в тот день Кейт лишилась и мужа, и сына. Ужас, да и только.

63

Мэриан все поглаживала рукоять меча, и я увидел, что ее взгляд стал нехорошим. И я понял, что она отправится мстить разбойникам и выручать ребенка, отправится прямо сейчас, и я ее никак не удержу. Более того, меня она с собой ни за что не возьмет, если я срочно чего-нибудь не придумаю. И тут я вспоминаю про разбойников, которые меня ограбили, и говорю: «Леди Мэриан, а ведь я, кажется, знаю, где логово Черной Маски». Она на меня посмотрела и головой кивнула: веди, мол.

64

По правде говоря, моя помощь Мэриан вовсе не требовалась. С мечом она дала бы фору любому мужчине, а если хорошенько разгневается — всей королевской гвардии вместе взятой. И часа не прошло, как она уже держала клинок у горла ошалевшего от страха главаря Черной Маски, Икуба по прозвищу Зловещий. И вся его зловещесть сразу же куда-то улетучилась.

Икуб Зловещий в Архейдж

65

Икуб молил о пощаде. Он клялся, что не загубил ни единой живой души, что его шайка промышляет старым добрым разбоем: ограбить — это всегда пожалуйста, отдубасить строптивую жертву — почему бы и нет, но жизни лишать — Нуи упаси, а уж детей у родителей отбирать им бы и в голову не пришло, на такую дикость разве что Кровавая Рука способна.

66

О банде Кровавой Руки в Двух Коронах разве что глухой не слышал. Страшные люди: поклоняются демонам, способны на любые злодеяния, а их логово — Сожженная крепость на полуострове Падающих Звезд — неприступно даже для целого войска, не то что для девы-воительницы и ее отважного, но не слишком умелого спутника.

67

Словом, чтобы вернуть Кейт ее малыша, нам предстояло совершить настоящий подвиг. Мэриан, знавшая королевство как свои пять пальцев, сказала, что самый короткий путь на полуостров лежит по морю, и нам нужно отправляться на Солрид, в порт Полумесяца.
А еще она сказала, что по пути будет учить меня сражаться на мечах. И мне наука, и ей какая-никакая, а тренировка.

68

Так все и вышло. На каждом привале Мэриан заставляла меня брать в руки меч и парировать ее удары. Устал я, не устал — не важно. А еще мы говорили. Обо всем на свете. Я всегда считал себя остолопом, а тут оказалось, что мой мозг впитывает все ее рассказы, словно губка. Я с удивлением обнаружил, что стал худо-бедно разбираться и в политике, и в географии Западного материка, а ведь прежде ни в том, ни в другом ничего не понимал. Даже речь у меня изменилась. Не такой, конечно, стала стройной и гладкой, как у придворных вельмож, но все-таки я выглядел уже не такой деревенщиной, как до знакомства с Мэриан.

69

А в бухте Белой Луны мы встретили шхуну под флагом Кровавой Руки. Спрятавшись за скалой, мы наблюдали, как они швартуются. Под покровом темноты я проскользнул на борт, а Мэриан осталась на берегу дожидаться удобного момента.
Когда на палубе показался капитан, Мэриан вышла из своего укрытия и безмятежно направилась к шхуне. В мерцающем свете луны она казалась неземным видением, хрупкой нимфой. Капитан недоверчиво сделал один шаг к сходням, другой... И замер, ощутив на шее ледяную сталь моего кинжала.

Бухта Белой луны в Архейдж

70

Он выложил нам все, что мы хотели узнать. Да, банда Кровавой Руки похищает детей. Да, юных пленников переправляют на Белый архипелаг, лежащий к северу от Сожженной крепости. Там они проходят особую подготовку и к совершеннолетию становятся великолепными убийцами, не помнящими родства и преданными только Кровавой Руке.


Восьмая тетрадь Эрика

71

Мэриан рассчитывала получить аудиенцию у леди Инис, королевы Престола Полумесяца. Вместо нее к нам вышла принцесса Эллен. Они с Мэриан обнялись, будто сестры, и леди Эллен рассказала, что ее мать не встает с постели с тех пор, как банда Кровавой Руки похитила младшую дочь королевской семьи, пятилетнюю принцессу Кандиду.

Принцесса Эллен в Архейдж

72

Принцесса Эллен и герцог Ронвен снарядил для нас самый быстроходный корабль. Герцог оказался вполне порядочным человеком, надежным и преданным короне. Зря я считал его напыщенным болваном, которому нет дела до своего народа.

Герцог Ронвен в Архейдж

73
Когда вдалеке показались очертания Белого архипелага, на море опустился густой туман. И очень вовремя — не знаю, как бы мы иначе подобрались к острову. А так вошли прямо в бухту, и никто нас не заметил, никто не всполошился.
Руины Белого архипелага в Архейдж

74

Никогда не забуду, как мы крались сквозь туман, разыскивая бараки, где спали опоенные зельем дети, а поблизости, в двух шагах, раздавались голоса перекликающихся между собой часовых. Как по цепочке передавали малышей на корабль, как отчаливали — быстрей, быстрей, пока утренний бриз не порвал спасительную завесу в клочья.

75

Оглядываясь назад, я до сих пор не могу поверить, что нам все это удалось. Но когда взошло солнце и туман окончательно рассеялся, горизонт оказался чист. Никто нас не преследовал, никто не пустился в погоню.

76

Мэриан успокаивала плачущих детей, стараясь выяснить, кто из них откуда родом. Некоторые помнили свой дом, другие, слишком долго принимавшие зелья, полностью забыли родителей. Этих ждал приют и, при везении, новая семья. Мартин нашелся. К счастью, он помнил и свое имя, и Кейт. Мэриан пообещала, что отвезет его к маме. Малыш вцепился в ее руку и отказался отпускать.

77

А принцесса Кандида бесследно исчезла. То ли ее похитители лгали, что принадлежат к банде Кровавой Руки, то ли ей была предназначена иная участь. Но среди спасенных детей ее не было.
Я навсегда запомнил бледное, без кровинки, лицо прощавшейся с нами леди Эллен. Королева Инис после известия о том, что дочь не найдена, стала совсем плоха, и в Совете стали поговаривать, что Престолу нужен новый правитель.

78
Увидев Мартина, Кейт зарыдала и бросилась на шею Мэриан, а меня расцеловала в обе щеки.
Ну, а затем мы двинулись в обратный путь. Долг звал Мэриан домой, в Мэрианхольд, где вот-вот уже должны были начаться испытания претенденток на престол. Я понимал: правительница из нее выйдет что надо. Мудрая, принимающая чужие беды близко к сердцу и храбрая, как тысяча демонов. Ох и повезет Двум Коронам!..
Мэрианхольд в Архейдж

79

Я проводил ее до Золотых полей Мэрианхольда и сказал: «Прощайте, Мэриан, моя госпожа. Вы станете прекрасной королевой». А она печально улыбнулась, покачала головой, прижала палец к моим губам и произнесла: «Просто Мэриан, Эрик. Просто Мэриан». А я ответил: «Мэриан Вейрдвинд, ты всегда будешь моей госпожой. Госпожой моей души и сердца».

К золотым равнинам в Архейдж

80

Пастухи женятся на принцессах только в сказках. Но вот о чем я подумал... Любой нуианин, вне зависимости от происхождения и чина, может стать королем Престола Полумесяца, если пройдет испытание Лабиринта. Я отправлюсь туда и брошу вызов самому себе.
Если судьба Мэриан Вейрдвинд — стать королевой, я буду ее королем.

Мэрианхольд в Архейдж